ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     - Да. Так оно и было. В то время ни у кого не возникло никаких подозрений. Беттертон делал вид, что он страшно потрясен утратой. И якобы находит забвение в работе, в атмосфере своей лаборатории. А затем он объявил о ZE-расщеплении. Открытие он приписал только себе. И это принесло ему все, чего он хотел, - славу, деньги. Но он счел благоразумным уехать. Так он попал в Харвелл, где работал несколько лет. А меня после окончания войны еще некоторое время держали в Европе, учитывая мое знание немецкого, русского и польского языков. Большие подозрения вызвало у меня письмо, которое Эльза прислала незадолго до своей смерти. Болезнь, которая мучила ее и в конце концов явилась причиной смерти, казалась мне странной и необычной. Когда мне удалось наконец возвратиться в Штаты, я попытался на свой страх и риск провести расследование. Не буду вам рассказывать все подробности, но мои предположения подтвердились. И мне удалось получить разрешение на эксгумацию тела. В то время окружным прокурором сидел большой приятель Беттертона. Он собирался в туристскую поездку по Европе, и я думаю, что он, встретившись с Беттертоном, как бы между прочим сболтнул об эксгумации. И Беттертон сразу понял, чем это ему грозит. Мне думается, что тогда на него уже набрели агенты нашего общего знакомого Аристидиса. Как бы то ни было, у него оставался единственный выход, чтобы избежать ареста и суда за убийство. И он принял предложение, поставив им условием полное изменение своей внешности.
     В действительности же получилось другое. Беттертон попал в еще более опасные для себя условия - он не мог выдавать продукцию, научную продукцию, так сказать. Ведь таланта настоящего ученого у него никогда не было. А с бездарями Аристидис не церемонился. Ему нужны были и бездари - для рискованных физиологических опытов. Беттертон это быстро понял.
     - И вы преследовали его?
     - Да. Я приехал в Англию, когда все газеты пестрели сенсацией - исчез известный ученый Томас Беттертон. В это же время одного довольно известного физика, кстати, моего хорошего знакомого, начала атаковать с определенными деловыми предложениями, то есть вербовать к Аристидису, некая миссис Спидер, которая формально работала в ООН. Мне удалось установить, что она встречалась с Беттертоном. Я нашел возможность познакомиться с ней, мы разговорились, я высказал довольно определенные левые взгляды, а также несколько преувеличил оценку своих способностей как ученого. Спидер клюнула, и меня повезли вслед за Беттертоном.
     Лицо Питерса исказила горькая гримаса.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004