ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Радуясь их победе, я опустил бинокль, благодаря которому разглядел даже слезы на щеках миссис Ануин, и тут увидел, что прямо подо мной, перед главной трибуной, стоит человек с костлявым лицом и, задрав голову, смотрит на окна клуба.
     Дрожащими руками я поспешно снова поднес к глазам бинокль, навел его, включил автоматическую фокусировку, нажал на спуск и услышал тихий щелчок затвора. Попался!
     Это был мой единственный шанс. Еще не успел передвинуться кадр в аппарате, как человек с костлявым лицом отвернулся и опустил голову, так что теперь мне были видны только его лоб и седые волосы, а еще через две секунды он пошел к трибуне и исчез из моего поля зрения.
     Сколько времени он там простоял, я не имел никакого представления слишком увлекся чествованием Ануинов. Я стал как можно быстрее спускаться с трибуны, но быстро не получалось, потому что все остальные направлялись туда же.
     Снова оказавшись на поле, я нигде не мог найти костлявого. Вокруг бурлила толпа, и увидеть что-нибудь за ней было невозможно. Заезд, посвященный Скаковому поезду, был кульминацией программы, и, хотя предстоял еще один, он, по-видимому, никого особенно не интересовал. Поток красно-белых значков, бейсболок, маек и воздушных шариков устремился к выходу.
     Кучка людей, окружавшая Ануинов, исчезла за дверями клуба, - несомненно, их ждали там еще шампанское и репортеры. Все остальные владельцы, вероятно, тоже будут там, с ними. Если костлявый смотрел на окна клуба в надежде, что увидит Филмера - или что Филмер увидит его, - то, возможно, Филмер спустится, чтобы с ним переговорить, и я, возможно, смогу сфотографировать их вместе - в один прекрасный день такая фотография может пригодиться. Стоит просто подождать - может быть, так и случится. И я стал просто ждать.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004