ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Мейсон обхватил рукой талию Деллы, они прошли под аркой к шоссе, по которому мчался поток автомобилей с зажженными фарами. На противоположной стороне ярко горела красная электрическая вывеска "Гамбургеры".
     - Трудный выдался денек? - посочувствовал Мейсон.
     - Очень трудный. Нервы у Вирджинии совсем расшатались, она просто не могла совладать с собой.
     - Я опасался, что так оно и будет.
     - Вы верили, что вам удастся добиться оправдательного приговора?
     - Да, у меня была изрядная доля уверенности. Испортить дело мог только сержант Голкомб, если бы он вдруг раскололся на допросе и выступил с чистосердечным признанием.
     - А вы не опасались, что он вдруг возьмет да признается?
     - Ничуть, а вообще, если разобраться, особой вины за ним нет. Почти каждый поступил бы так же в подобных обстоятельствах. Особенно те, кто заранее считает адвоката своим противником.
     - А как вы думаете, они предпримут попытку арестовать Вирджинию?
     - Вряд ли. Я им подсунул Пита Ченнери: он был на месте убийства в момент его свершения. Полиция заявит, что стрелял он, что, вероятно, Пит Ченнери, намеренно проникнув в контору Трента, прихватил револьвер, убил Галленса, украл бриллианты, а потом, положив револьвер на место, ударился в бега.
     - Так что же будет, когда его схватят?
     - Им не поймать Пита Ченнери. - Мейсон усмехнулся. - Ченнери читает газеты, он все ходы и выходы знает. Видишь ли, Делла, это тот самый случай, когда нельзя забывать: конечная цель честного адвоката - восстановление справедливости.
     - Как говорится, большому черту - большая яма?
     - Это не совсем так. Разумеется, сержант Голкомб искажал факты - не намеренно искажал, но ошибочно полагая, что излагает их правильно. С этим пришлось считаться.
     Некоторое время они шли молча, потом Мейсон спросил:
     - А как Вирджиния? Воспрянула духом?
     - Кажется, да. Она звонила своему приятелю.
     - И вела с ним рассудительные, ученые разговоры о баллистике пуль, выпущенных из револьвера...
     Делла рассмеялась:
     - О, вы удивились бы, услышав этот разговор.
     - Чушь какую-нибудь несла?
     - Пожалуй, Вирджиния все представила в розовом свете, а перед тем как повесила трубку, она...
     - Ну-ну, что она?
     - Я не могу вам сказать, это означало бы нарушить святость доверенной мне тайны.
     - А показать можешь?
     Делла огляделась и, убедившись, что рядом никого нет, рассмеялась грудным смехом:
     - Могу. Наклонитесь, а то не достану.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004