ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     - Вам следовало с самого начала мне все рассказать.
     - Я никому не могла рассказать об этом, мистер Мейсон. Я видела, как Гомер отъехал от дома Кассельмана. Меня он не видел. Когда вечером он передал мне револьвер, я заметила, что в нем не хватает одного патрона, и мне показалось, что я знаю, что произошло. После того как вы сделали так, что младший отдал мне свой револьвер, я решила, что поступлю очень ловко, если подменю револьвер, чтобы полиция нашла орудие убийства на том месте, куда младший положил свое оружие. Как только за вами закрылась дверь, я схватила "револьвер младшего" и побежала на стройку рядом с нашим домом. Там я бросила револьвер в еще не застывший раствор цемента и вернулась домой.
     - Я не знал, - произнес Гомер Гарвин, - что вы меня видели у дома Кассельмана, Стефани. Я отправился к нему, чтобы выяснить наши с ним отношения, но он заявил, что через десять минут у него важное свидание, и просто выпроводил меня. Вероятно, в это время у него была Ева Эллиот. Я сказал, что вернусь в одиннадцать часов и потребую объяснений.
     - Скорее всего, - сказал Мейсон, - Ева Эллиот и звонила Кассельману, когда я был у него. Она сказала, что едет к нему. Вот почему он так взволнованно реагировал и попросил ее подождать несколько минут. Из этого следует, что она звонила из близлежащего автомата. Я вышел через парадную дверь и стал наблюдать за входом, но не заметил, чтобы кто-то вошел в дом. Следовательно, тот, кого он ждал, вошел через черный ход.
     - Ну вот, теперь все ясно, - заметил Гарвин. - Она поднялась по служебной лестнице. Когда-то Кассельман уговорил ее оплатить подложные счета, пообещав высокооплачиваемую работу в новом мотеле, а также устроить на телевидение. Ради того, чтобы попасть на сцену, она была готова пойти на все. И это вовсе не отсутствие опыта в работе, а намеренное перекачивание денег в карман Кассельмана. Но потом тем не менее она узнала, что он ее надувает.
     - Когда я подъехала к дому Кассельмана, - вступила в беседу Стефани, - мне открыла какая-то женщина. Я поднялась наверх и позвонила. Никто не отвечал. Тогда я взялась за ручку двери. Она оказалась незапертой. Я толкнула дверь и вошла. Джордж Кассельман лежал на полу. Я совершенно растерялась и не знала, что делать. И вдруг заметила, что стою в луже крови, и мне стало страшно. Я побежала в ванную и попробовала стереть кровь с туфли. Потом вернулась к Кассельману, чтобы посмотреть, может быть, он еще дышит. Я опустилась на колени, и мои ладони тоже оказались в крови. Я очень долго мыла руки, потом бросилась вниз по служебной лестнице. Я была уверена, что Гомер убил его, и никому ничего не стала говорить. Это было выше моих сил.
     Гомер Гарвин задумчиво посмотрел на Стефани:
     - И вы пошли на то, чтобы вас осудили за убийство, лишь бы выгородить меня?
     - И это говорите вы! - воскликнула Стефани. - А кто сунул умышленно свою голову в петлю, чтобы спасти меня?
     Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.
     - Ну ладно, - сказал Гарвин. - Поговорим об этом потом, а пока, Перри, давай уладим наши с тобой денежные дела.
     Гарвин вынул чековую книжку, расписался и подтолкнул чек через стол к адвокату.
     - Сумму проставь сам, и, пожалуйста, не стесняйся. Зазвонил телефон. Делла Стрит взяла трубку и стала слушать.
     - Подождите. - Она повернулась к Мейсону. - Это младший. Он извиняется за инцидент в суде и говорит, что отдает тот спортивный автомобиль, на котором вы ездили к Стефани, на шестьсот долларов дешевле.
     Мейсон улыбнулся, взял чек и ответил:
     - Пусть позвонит позже, Делла. Думаю, мы сумеем договориться.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004