ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Доминика не находила себе места. Ей не хотелось садиться. Ей не хотелось пропустить ничего из происходящего, хотя от этого зрелища ей делалось дурно, у нее кружилась голова; ту же боль, и даже еще сильнее, она испытывала, подглядывая в замочную скважину - например, в самый первый раз, когда увидела во всей его грубой откровенности плотское совокупление, когда увидела лоснящийся от животной силы вырастающий мужской член.
     Значит, с Антуанеттой у нее происходит то же самое? Все существо Доминики восставало при виде этой великолепной и вульгарной жажды жизни.
     Ей захотелось написать немедленно! В голову лезли слова, столь же откровенные, как зрелище, при котором она присутствовала.
     "Вы убили мужа".
     Да, так она и напишет, немедленно напишет - и на сей раз даже не позаботившись о том, чтобы изменить почерк, она вывела на листе бумаги эти слова.
     Машинально добавила: "Сами знаете".
     Эта приписка выдавала ее самую тайную муку, истинную причину ее негодования. Она бы поняла угрызения совести. Поняла бы тоску, которую по капле источают бегущие часы. Она бы все поняла, все приняла и, возможно, все простила - только не эту невозмутимость, не это пятидневное ожидание, не этот поспешный и беспечный отъезд - ведь если бы Антуанетту не остановили, она бы так и уехала, весело и непринужденно! - только не этот бунт, обнаживший всю ее бессовестность..


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004