ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Тем хуже для Клемента Схротена! Разве ему, Терлинку, давали деньги на то, чтобы выучиться своему ремеслу?
     Он вывел машину из гаража, воспользовавшись этим, чтобы зайти в дом с черного хода и осведомиться у Марии, которая оказалась на кухне:
     - Ей не хуже?
     - Укол подействовал.
     Мария недавно плакала. Очевидно, вместе с Тересой. В доме уже поселился запах болезни.
     Он отправился на сигарную фабрику и проработал два часа, готовясь к процессу с одним клиентом из Антверпена, отказывающимся платить.
     Затем завернул к ван Мелле и выбрал цыпленка для Эмилии.
     Не все ли ей было равно - цыпленок или говядина? Этого никто не знал.
     Она то жадно набрасывалась на еду, то разрывала ее, давила, размазывала вокруг себя.
     Это тоже был вопрос долга. У Эмилии не было другой радости в жизни.
     Ей надо было дать максимум возможного, и там, где речь шла об Эмилии, Йорис шел на любые расходы. К тому же в случае упреков он всегда может предъявить заборную книжку от ван Мелле: все, что у него покупал Терлинк, предназначалось Эмилии.
     Был еще только полдень, Йорис вернулся домой с цыпленком под мышкой.
     Отдал его Марии, которая знала, что делать с покупкой, затем заглянул в каждую кастрюлю и поднялся в спальню.
     Жена, услышав, что он возвратился, встретила его, как всегда, с такими испуганными глазами, словно ожидала какой-нибудь катастрофы или проявления грубости с его стороны.
     - Я дал телеграмму вашей сестре, - объявил он, не глядя на Тересу.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004