ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Понедельник - на выставке цветов. Вторник - на выставке цветов. Среда - на выставке цветов. И это я, Арчи Гудвин. Как же так?
     Я не отрицаю - цветы приятны, но миллион цветов вовсе не в миллион раз приятнее одного-единственного. Вот устрицы - вкусная штука, но кому же придет в голову съесть содержимое целого бочонка?
     Я не особенно возмущался, когда Ниро Вульф послал меня туда. Я отчасти ожидал этого. После шумихи, поднятой вокруг выставки воскресными газетами, было ясно, что кому-то из наших домашних придется пойти взглянуть на эти орхидеи. А раз Фрица Бреннера нельзя отделить от кухни так надолго, а самому Вульфу, как известно, больше всего подходит кличка Покоящееся Тело, вроде тех тел, о которых толкуют в учебниках физики, было похоже, что выбор падет на меня. Меня и выбрали.
     Когда Вульф в шесть часов спустился из оранжереи и вошел в контору, я отрапортовал:
     - Я видел их. Украсть образчик было невозможно.
     Он ухмыльнулся, опуская себя в кресло:
     - Я и не просил тебя об этом.
     - Никто и не говорит, что просили, просто вы ждали, что я сделаю это.
     Их три - они под стеклянным колпаком, и рядом прохаживается охранник.
     - Какого они цвета?


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004