ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Андреа жила в Картье-де-Терн, где ее старинный дом вместе со всеми прочими ждал нашествия неуемных городских реставраторов. В подъезде было темно, только биофлюоресцентные полоски "Фудзи Электрик" едва тлели над ветхой стенкой маленьких деревянных ячеек; у некоторых даже еще сохранились на месте дверцы с прорезями. Марли знала, что когда-то почтальоны ежедневно проталкивали в эти щели квитанции и письма. Что-то очень романтичное было в самой этой идее, однако ячейки с их желтеющими визитными карточками, оповещавшими о роде занятий давно исчезнувших жильцов, почему-то всегда действовали на нее угнетающе. По стенам коридора змеились разбухшие кабели и оптоволоконные провода, каждая связка - потенциальный кошмар для какого-нибудь бедняги-монтера. В дальнем конце коридора через открытую дверь с панелями из линзового стекла виднелся заброшенный внутренний двор, где от сырости влажно блестел булыжник.
     Когда Марли вошла в парадное, консьерж сидел во внутреннем дворике на белом пластмассовом ящике, в былые времена служившем упаковкой для бутылок воды "Эвиан". Консьерж звено за звеном терпеливо смазывал черную цепь от старого велосипеда. Когда Марли стала взбираться по первому лестничному пролету, он поднял на нее глаза, но не проявил особого интереса.
     Мраморные ступени давно потеряли былой блеск, покрывшись шершавыми выбоинами от ног бесчисленных поколений жильцов. Квартира Андреа находилась на четвертом этаже. Две комнаты, кухня и ванная. Марли приехала сюда, в последний раз заперев свою галерею, когда стало больше невозможно спать в импровизированной спальне - маленькой комнатке над складом, которую она делила с Аденом. Теперь этот дом вновь грозил ввергнуть ее в замкнутый круг депрессии, но ощущение новой одежды и опрятный стук каблучков по мрамору удерживали от этого. На Марли было просторное кожаное пальто несколькими тонами светлее сумочки, шерстяная юбка и шелковая блузка от "Пари Изетан".
     Сегодня утром она постриглась в предместье Сан-Оноре у бирманки с немецким лазерным карандашом - дорогая стрижка, утонченная, без излишней консервативности.
     Марли коснулась круглой пластины, привинченной в центре двери Андреа.
     Услышала, как та тихонько пискнула, считывая линии и завитки отпечатков пальцев. - Андреа, это я, - сказала она в крохотный микрофон.
     Последовала череда щелчков и позвякиваний - это подруга открывала дверь.
     И вот Андреа стоит на пороге - в лужице воды и старом махровом халате.
     С полминуты француженка восхищенно рассматривала новую прическу Марли, потом улыбнулась.
     - Так ты получила эту свою работу или просто ограбила банк?


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004