ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Похоже, это было не в первый раз.
     - Босс, вот вам крест, это было в первый раз... и последний, поскольку вскоре меня убили. Хорошо, я заполню пропуски. Джо не должен был прийти, и они знали об этом. И он не смог бы войти, поскольку дверь была на внутренней задвижке, которой мы всегда пользовались, когда кто-нибудь из нас был дома, особенно Джо, поскольку он вырос в городе. Они знали, что Джо не придет до полуночи, а они привезли меня домой около девяти. Все прошло без спешки, без волнения, без суеты. Хотя Джо и не умеет читать, он умеет определять время. У нас были игрушечные часы, такими часто пользуются продавцы в лавках, вывешивая табличку: "Приду в такое-то время", а время указано стрелками на часах. И когда в тот вечер дверь открылась на мой голос, я сразу взглянула на игрушечные часики: стрелки указывали на двенадцать. Мы пользовались этими часиками, чтобы сказать друг другу во сколько придем домой. Я сказала Антону и Фреду, что, к сожалению, Джо не скоро вернется и они с ним не увидятся.
     - То есть вы им намекнули.
     - Да, я знала, на что я готова, когда обнаружила, что у нас для этого есть время и место. О, босс, я все еще пытаюсь быть для вас "хорошей девочкой".
     Я затем в течение месяца с нетерпением ждала, когда еще предоставится такая возможность вернуться домой поздно с той командой. Когда Джейк просил меня задержаться на работе, я обычно звонила Джо. И все устраивалось под носом у Джейка. Мы говорили с Джо на кратком закодированном языке. Это был английский, но непосвященным, понять его было невозможно. Джейк слышал, как я говорила, что приду домой не раньше половины десятого. Но Джейк не слышал, вернее не мог понять, что я просила Джо уйти куда-нибудь. Если мы хотели друг от друга такой услуги, то пользовались нашим семейным языковым кодом. Никто из нас не имел ничего против. Босс, дорогой, мне чаще приходилось освобождать студию для Джо, чем ему для меня. И если он не ревновал, то я могла рассчитывать, что студия будет свободной. Джо спрашивал меня, хочу ли я, чтобы его не было всю ночь. При этом он говорил:
     "Понятно. Растолкать или позвонить?" Джо, конечно же, никогда не расталкивал меня, чтобы разбудить; я отвечала: "Джуди", что означало: "Мне все равно", но лучше, если он меня растолкает, то есть придет только утром и добавляла: "Дрозды", целовала его в трубку, и разговор был окончен. Все было оговорено, и я знала, что я застану дома.
     - Дрозды?
     - "Двадцать четыре дрозда, запеченных в пирог". Это означало просьбу поставить на часах стрелки на полночь, даже если тебя не будет всю ночь.
     Милый Джо. Вместо "дроздов" могла быть "тыква", или "рождество", или "чистое золото". Но я говорила: "Дрозды".
     - Вы, ребята, когда-нибудь говорили по-английски?


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004