ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Уолдо рассказал ему о необычном прошлом Бальдура. Шнайдер согласно кивал - Уолдо не мог понять, тот или нет - и, наконец, перенес внимание на Уолдо. - Нехорошо для взрослого парня лежать в постели. Болезнь - как давно она у вас?
     - Всю жизнь, Дедушка.
     Это нехорошо, - Шнайдер обошел вокруг него, как прежде обходил Бальдура. Уолдо, чьи личные чувства были куда более острыми, чем у обычного человека, выдержал это лишь из прагматических соображений. Казалось необходимым, как он чувствовал, обхаживать и подольщаться к этому странному старику. Не было смысла сопротивляться ему.
     Чтобы отвлечь собственное внимание от унижения, которому он сознательно подвергался, и, чтобы побольше узнать о старом шарлатане, Уолдо стал взглядом блуждать по комнате. Комната, в которой они находились, казалась смесью кухни и гостиной. Она была довольно загроможденной, весьма узкой, но очень длинной. Очаг занимал всю кухонную часть, но был заложен кирпичом и отверстие дымохода основной топки было переделано в камин. Очаг был кривобоким, поскольку слева в него был встроен духовой шкаф. Соответствующее место справа было занято стойкой, подпиравшей крохотную мойку. Мойка заполнялась водой с помощью маленькой ручной помпы, возвышавшейся над стойкой.
     Уолдо решил, что либо Шнайдер был старше, чем казался с виду, что казалось невероятным, или он получил свой дом от кого-то, давным-давно умершего.
     Жилой конец комнаты был загроможден и засорен так, как это просто неизбежно бывает в стесненном жилище. Книги заполняли несколько коробок, валялись на полу, рискованно висели на стульях. Старинный деревянный стол, заваленный бумагами и служивший основанием для давно устаревшей механической пишущей машинки, занимал угол. Над ним, подвешенные на стене, виднелись часы с кукушкой, вырезанные в форме дома. Над циферблатом были две маленькие дверцы; пока Уолдо смотрел на них, из левой дверки выскочила крохотная маленькая птичка, покрашенная в яркий красный цвет, четырежды просвистела "Фью-фью-у-у!" и неистово прыгнула обратно в отверстие. Сразу же после этого маленькая серая птичка выскочила из правой дверцы, трижды сказала "Ку-ку" в довольно неспешной манере и вернулась в отверстие. Уолдо решил, что ему хотелось бы иметь такие часы, конечно, их маятниково-гиревой механизм не работал бы в свободном Владении, но он мог бы с легкостью изготовить центрифуговую рамку для часов с ускорением в одно "же", в которой они бы получили псевдо-земные условия.
     Ему не приходило в голову имитировать движение маятника встроенным источником энергии, он любил, чтобы вещи работали как полагается.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004