ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Я твердо намеревался разыскать Белл и Майлза и сделать из них фарш для кошачьих консервов, но спешить не следовало. Дело терпит до следующего года; а сейчас мне хотелось понять, что же из себя представляет 2000 год, в который я попал. Кстати, о кошачьих консервах... А где же Пит? Он ведь должен быть где-то поблизости... если, конечно, бедняга пережил "долгий сон". Вот тут-то я и вспомнил, что мне помешали прихватить с собой Пита. "Дело" Белл и Майлза я переложил из папки Ждет в папку Срочно. Ведь они пытались убить моего кота, разве не так? Они больше чем убили его - они обрекли Пита на одичание... Он влачил остаток своих дней, шатаясь по задворкам в поисках объедков. Он стал тощим и ободранным, его добрая душа очерствела, и он возненавидел всех без исключения двуногих тварей. Они дали ему умереть - а он, конечно, не мог дожить до моего пробуждения, - и умер он в уверенности, что я его бросил. Они мне заплатят за это - если они сами еще живы. О, трудно выразить словами, как я надеялся, что они еще живы!
     Тут я обнаружил, что стою в ногах у своей койки, вцепившись в спинку, чтобы не упасть. Из одежды на мне была только пижама. Я огляделся, прикидывая, как мне вызвать кого-нибудь из персонала. Больничные палаты за тридцать лет, что я спал, изменились мало - на первый взгляд. Только вот окна не было, и я не мог понять, откуда поступал свет. Больничная койка, насколько я помнил из прошлого, напоминала прежние: высокая и узкая, но сконструированная не только как место, на котором спят, под сеткой матраца располагались какие-то трубы, еще ниже, видимо, имелся и модернизированный ночной горшок. Прикроватная тумбочка составляла единое целое с койкой. При других обстоятельствах меня, может, и заинтересовала бы незнакомая конструкция, но теперь я сосредоточил внимание на поисках обычного звонка, которым вызывают сестер или нянечек, - мне нужна была одежда. Но звонка не оказалось. Зато я обнаружил то, во что он трансформировался, - клавиш на боковой стенке тумбочки, которая оказалась совсем не тумбочкой. Я нажал на него, и на экране, вмонтированном напротив изголовья, зажглась надпись: "ВЫЗОВ ПЕРСОНАЛА". Почти тотчас же экран мигнул и на нем появились слова: "ПОЖАЛУЙСТА, ПОДОЖДИТЕ МИНУТКУ".
     Очень скоро дверь палаты скользнула в сторону и появилась медсестра.
     Судя по ее виду, медсестры тоже не очень изменились. Эта оказалась в меру привлекательной, со знакомыми ухватками хорошо вымуштрованного сержанта. На ее коротко остриженных, лилового цвета волосах чудом держалась белая шапочка. Белая же униформа странного покроя не прикрывала те места, какие считалось необходимым прикрывать в 1970 году; но женская мода во все времена оказывала влияние даже на рабочую одежду. Но в любом столетии можно безошибочно признать медсестру только по одной манере держаться.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004