ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Понимаешь? Взорвали! Для кого теперь эти бессмертные веники?!" - "Для нас!" - выкрикнула она мне в лицо и выбежала из диспетчерской. Вечером я долго вызывал ее по звуковому каналу внутренней связи. Разговора не получилось. Она пропела мне из своей каюты грудным контральто: "И тех страдальцев не забудь, что обрели венец терновый, толпе указывая путь путь к возрожденью, к жизни новой...". Последние слова утонули в рыданиях. Она сама утонула в рыданиях. "О, черт! - подумалось мне тогда. Пустынный, пыльный, сухой, морозный ярданг, а какие здесь страсти бушуют!.."
     Я разжал кулак, выпустил платиновую цепочку на стол и покинул каюту.
     Мне оставалось осмотреть жилище Фикрета. Вдруг в отдалении прозвучал женский смех. И вроде бы голоса... Я подкрутил на темени гермошлема регулятор усилителя слышимости и шагом разведчика прокрался в фойе, откуда вела наверх винтовая лестница. Ничего не было слышно, кроме шороха моих осторожных шагов.
     В какое из двух помещений третьего яруса заходить в первую очередь, выбирать не пришлось: дверь в диспетчерскую была закрыта, а из распахнутой двери, ведущей в лабораторию, призывно падал свет... Я переступил порог.
     За пультом лабораторного терминала сидела Светлана. Двое в белых халатах прильнули к ней с обеих сторон, обняв за плечи. Светились экраны, мерно пощелкивал рентгеноструктурный анализатор.
     - Вот вы где!
     Двое из этой троицы вздрогнули и обернулись (Светлана продолжала смотреть на экраны). Не сразу я узнал Дмитрия Жмаева и Карима Айдарова: халаты и лица их были испачканы кровью. На глазах Айдарова красовалась карнавальная полумаска...


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004