ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Вуд не зря считался величайшим колдуном Востока. Когда в дело вступали мечи и проливалась кровь, любому магу было трудно найти действенное заклинание - сейчас Безымянный лежал где-то впереди, истекая кровью, рассказало Вуду его сверхчувственное восприятие, - но могущество Вуда по-прежнему было велико, даже теперь, когда его самые лучшие силы были рассеяны, а энергия почти полностью растрачена. Но у него было одно важнейшее преимущество - преимущество внезапности - столь же существенное для мага, как и для солдата...
     Забыв об израненных, усталых ногах, Вуд приблизился к лагерю, где перед горящими палатками метались и дрались темные фигуры. Ему потребовалось всего мгновение, чтобы увериться в том, что среди нападавших не было ни одного западного колдуна, который сумел бы оказать серьезное противодействие его заклинаниям. Толстяк, который раньше с помощью Арднеха свел на нет усилия Безымянного, был здесь, но это не имело значения для Вуда, пока сам Арднех оставался в стороне.
     Стоя в тени деревьев у границы горящего лагеря (подходящее место, откуда он мог наблюдать за происходящим, не рискуя быть замеченным), Вуд произнес одно длинное слово и начал потихоньку делать пассы одной рукой. Толстый колдун упал первым. Почти грациозно крутнувшись на месте, размахивая амулетами, которыми были увешаны его руки, он рухнул на землю, как срубленное дерево. Один за другим, попадая в поле зрения Вуда, люди западного отряда валились на землю, выгнув спины, корчась в конвульсиях. Их, кажется, и было-то меньше дюжины, даже меньше, чем сперва думал Вуд. Они ничего не могли поделать против Вуда, поскольку он не дал им времени найти его и зарубить. Один из их вожаков оказался поблизости от колдуна. Этот высокий человек выскочил из шатра констебля с высоко поднятым окровавленным мечом. Заметив Вуда или каким-то образом ощутив его присутствие, воин бросился вперед, словно взбесившееся животное. Но хотя широкие шаги так приблизили его к Вуду, что тот вынужден был в последний момент увернуться от смертоносного клинка, западник упал.
     Он был последним, если не считать одного-двух, которым удалось убежать; измученный, истощенный и обессиленный Вуд не стал пытаться выяснить это. Все прочие лежали на земле, их судороги прекращались по мере того, как Вуд погружал их в восстановительный сон.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004