ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Теперь, оглядываясь назад, он с трудом верил в то прежнее светлое времечко, когда разум его и тело составляли единое целое, до того, как мир обрушился на него, и в одно пронзительное мгновение он потерял все, что любил в жизни. И теперь он остался один.
     Да уж, у кого-то там, наверху, и в самом деле пещерное чувство юмора.
     Ладно, я надеюсь, вы остались довольны моим фиглярством... и раскрошенными костями, и алой болью под веками, и месяцами неподвижности, когда собираешь себя по кусочкам. И друзьями, которые так за тебя переживают.
     Боже правый, вот уж от чего можно умереть со смеху - как мучительно они обдумывали, чтобы сказать мне, что ее больше нет. Что она умерла.
     Разбилась. Из-за троса, износившегося от долгого употребления. Почему-то мне всегда казалось, что это было бы пустым расточительством - покупать новый, трос. Теперь это, должно быть, смешно. Так что умирай смеясь.
     Теплый луч солнца лег ему на лицо. Он открыл глаза и увидел знакомую ленту реки и деревья на дальней стороне лужайки. Фигуры пациентов в больничных халатах казались здесь абсолютно не к месту. Как и одетые в белое медсестрички. Это так далеко от вересковой пустоши. И от орлов. И от гор.
     Беркшир - самое что ни есть обжитое место на свете. Он рассеянно провел пальцами по подлокотнику кресла-каталки. Они все здесь такие старые, просто отвратительно старые. Старики и старухи, готовящиеся разлечься на шезлонгах в Борнмуте, но пока нуждающиеся в услугах учреждений Министерства здравоохранения. Чтобы потом не вывалиться из шезлонга и не уронить мороженое. Постепенный уход в лучший мир.
Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004