ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Все это мало коснулось Двуречья, мало что изменило в жизни двуреченцев. Все равно нужно было сеять хлеб, стричь овец, ухаживать за ягнятами. Тэм, прежде чем лечь в землю подле своей жены, успел понянчиться с внуками и внучками, покачать их на колене, а старый дом на ферме оброс новыми комнатами. Эгвейн стала Мудрой, и большинство считало, что оказалась она даже лучше прежней Мудрой, Найнив ал'Мира. Но как бы искусна она ни была, ее снадобья, так чудесно лечившие других, еле-еле удерживали в Ранде жизнь, едва не уступая той хворобе, что, видимо, постоянно угрожала ему. Приступы меланхолии и подавленности становились все тяжелее, мрачнее, и он бесился, понимая - это не то, что все думают. Когда на него находило, Эгвейн боялась все больше, так как порой, когда он впадал в самое мрачное состояние духа, случались странные вещи - грозы с молниями, а она, сколько ни слушала ветер, их не слышала; лесные пожары. Но она любила его, ухаживала за ним и удерживала в здравом уме, хотя кое-кто и ворчал, что Ранд ал'Тор безумец, и причем опасный.
     Когда Эгвейн умерла, он долгие часы сидел один подле ее могилы, побитая сединой борода промокла от слез. Хворь вернулась, он чах с каждым днем; мизинец и безымянный палец на правой руке отвалились, и еще один палец на левой, от ушей остались одни шрамы, и люди бурчали, что от него воняет гнилью. Его угрюмость стала еще беспросветней.
     Однако, когда дошли ужасные вести, никто не отказался от его помощи. Троллоки, и Исчезающие, и твари, и в самом кошмарном сне не снившиеся, вырвались из Запустения, и новые хозяева мира были отброшены, невзирая на всю ту мощь, которой обладали. Так что Ранд взял свой лук, для которого у него хватало пальцев натягивать тетиву, и захромал с теми, кто отправился на север, к реке Тарен, с мужчинами из всех деревень, со всех ферм и изо всех уголков Двуречья, взявшими кто лук, кто топор, кто рогатину, кто мечи, годы ржавевшие на чердаках. Ранд тоже прихватил меч, что обнаружил после смерти Тэма, меч с цаплей на клинке, хотя и не знал, как с ним обращаться. И женщины тоже шли, неся на плечах то оружие, что сумели для себя сыскать, шагали плечом к плечу с мужчинами. Некоторые посмеивались, говоря, что у них какое-то странное чувство, будто уже было раньше похожее.
     И у Тарена народ Двуречья встретил захватчиков: бесчисленные шеренги троллоков, ведомые жуткими Исчезающими под мертвенно-черным знаменем, которое словно пожирало свет. Увидев это знамя. Ранд подумал, что безумие вновь овладевает им, потому что ему почудилось, будто для этого-то он и был рожден - сражаться с этим знаменем. Он посылал в него каждую стрелу, так точно, как позволяли его мастерство и призванная им пустота, нисколько не тревожась, что троллоки пробиваются через реку, что по обе стороны от него погибают мужчины и женщины. И один из троллоков пронзил его мечом, а потом, воя от жажды крови, вприпрыжку устремился в глубь Двуречья. И когда Ранд лежал на берегу Тарена, глядя, как полуденное небо словно наливается мраком, и дыхание его становилось все медленнее, он услышал, как голос произнес: “Я опять победил, Льюс Тэрин”.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004