ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Улица Кузнецов, куда он прибыл согласно указаниям, оправдывала свое название. Здесь работали оружейники, мастера по железу, золоту, серебру, меди, бронзе. Звон молотков сплетался в один неумолчный гул с криками торговцев. Улица напоминала улей. Гильдии следили, чтобы мастер работал только с одним металлом. Но те же Гильдии наняли охрану, которая патрулировала улицу. Покупатели и торговцы могли чувствовать себя спокойно, как нигде.
     Чем ближе он подходил к цели, тем меньше ему хотелось приходить неподготовленным. По словам Арианы, чтобы добраться до места, он должен был миновать узкий коридор, начинающийся в лавке медника, и подняться по лестнице в его конце. События последних дней совсем испортили ему нервы.
     У самой лавки медника Конан начал делать вид, что приценивается к товарам. Он то подкидывал в руке меч, то пробовал пальцем украшенную чеканными листьями серебряную чашу. При этом он не сводил взгляда с лавки. Пара местных стражников остановились и задумчиво посмотрели на киммерийца, который стоял у открытого прилавка серебряных дел мастера. Недолго думая, Конан поднес чашу к уху и постучал по ней костяшкой пальца. - Слишком много олова, - заявил он и пренебрежительно бросил чашу на прилавок. Взбешенный торговец кричал вслед ему оскорбления, но стражники утратили к нему интерес.
     Сразу за лавкой находилась боковая улочка, точно так же пропахшая запахом мочи. Как и ожидал Конан, большая часть глиняной штукатурки благодаря сырости уже отвалилась со стены здания.
     Убедившись, что никто за ним не следит, Конан примерился и принялся взбираться вверх. Кто-то, может, и посчитал бы такой подъем, особенно в сапогах и кирасе, делом невозможным. Но для выросшего среди скал Киммерии эти трещины между грубо обтесанными камнями были все равно что гладкая лестница. Если бы кто-нибудь взглянул на место, где он стоял, всего секунду спустя, ему бы показалось, что Конан исчез.
     Когда он перевалил через край красной черепичной крыши, на его лице появилась улыбка. Здесь было чердачное окно-отдушина, обтянутое рыбьими пузырями. И оно было как раз над тем местом, где его ждали. В этом он был уверен.
     Осторожно, стараясь не потревожить отдельные куски черепицы, да и самому не загреметь вниз, Конан подобрался к отдушине. Поскольку увидеть что-либо сквозь рыбий пузырь было невозможно, хоть он и пропускал свет, Конан острием кинжала проделал в нем небольшую дырочку и приник к ней глазом.
     Внизу оказалась узкая комната, плохо освещенная, несмотря на отдушину и две бронзовые лампы на столе. В ней находились четверо, и у двоих были в руках взведенные арбалеты. Оружие было направлено на дверь, через которую Конан должен был появиться.
     Киммериец ошарашенно покачал головой. Одно дело проявить разумную осторожность, и совсем другое - нарваться на неприятности при всех предосторожностях.
Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004