ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     То, что он собирался сделать, вот уже много веков носило на себе печать негласного запрета.
     То, что он собирался сделать, пугало его самого - но он умело гнал от себя страх. Две сухих палочки - одна в другой - были идеально притерты друг к другу. Готов был хворост, и готов был мох, высохший, ломкий, готовый с благодарностью принять любую, самую маленькую искру.
     И прежде чем взяться за тяжелую работу, он положил ладони на землю и попросил ее о снисхождении.
     За его спиной молчали исполинские ели в тяжелых платьях до самой земли. Нижние их ветви, частью сухие, подрагивали, как черные руки; зеленый пышный мох свисал со стволов неопрятной бородой.
     Молчал туман, стекающий по склону в долину; молчали дальние горы - та, что поближе, зеленая, другая - синяя, а самая дальняя - серая, как небо. Далеко-далеко позвякивал колокольчик - хороший хозяин привесил его на шею тонкорунному барану, добрый хозяин, звонкий, звонкий колокольчик...
     От приземистого неприметного жилья, наполовину скрытого теперь туманом, тянуло запахом дыма.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004