ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Книга эта несколько неожиданна для меня самого. В задуманную серию "Государей московских" она как бы даже и не вмещается. Приходится отступить от хронологического - от княжения ко княжению - прослеживания событий; приходится, вместо очередного московского князя, брать главным героем повествования инока, сына разорившейся, "оскудевшей", как говорилось встарь, семьи ростовских бояр. Но дело в том, что события зримые совершаются не сами собою, а всегда и везде под воздействием невидимых внешне, духовных ("идеологических", как сказали бы мы) устремлений, и ростовчанин Варфоломей Кириллович, в монашестве Сергий, оказался волею судеб центральной фигурой того мощного духовного движения, которое привело Владимирскую Русь на Куликово поле и создало новое государство, Русь Московскую, на развалинах разорванной, захваченной татарами и Литвой, давно померкшей золотой Киевской Руси. И, оглядываясь теперь на то, чем мы были и как и когда появились на свет, неизбежно являются взору сперва - весь великий и трагический четырнадцатый век, потом, как острие копья или как гребень волны - Куликово поле, и затем среди тьмочисленных лиц тогдашних деятелей высветляется, словно слепительная точка на острие копья, одно лицо, или, вернее сказать, лик, один человек - Сергий Радонежский.
     Еще и то надо сказать, что жизнь Сергия-Варфоломея не укладывается ни в одну из княжеских биографий, ибо в пору его сознательной жизни, в пору, когда он начинал уже влиять на судьбы страны, княжили подряд три московских "государя": Симеон Иванович Гордый, Иван Иванович, его брат, и Дмитрий Иванович Донской. По всем этим причинам я и предпочел написать сперва о Сергии отдельно (в основном об его юности и начале подвижничества), разумея, что фигура его необходима для понимания всех последующих событий эпохи, и, значит, книга о нем все-таки должна входить как обязательное звено в серию "Государей московских".


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004