ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     На этот раз татары не стали ждать нападения русских - они рассыпались по гладкому ледяному полю и с гиком вступили в бой.
     Мещеряки под предводительством Кудаша попытались отступить, но были изрублены. Всадники Евпатия бросились мещерякам на выручку. Им удалось потеснить передовых татарских всадников и тем самым дать возможность Кудашу и нескольким мещерякам, в том числе и старому мещерину, пробиться к своим.
     Кудаш был вновь жестоко порублен татарской саблей и еле держался на коне. У старого мещерина было отсечено ухо. Кровь лилась ему на шею, он размазывал ее по лицу и прикладывал к свежей ране свою затертую рукавицу. Первым пал с коня Угрюм. Нечай попытался пробиться к ковалю, но вынужден был отступить: звенящая татарская стрела ударила его как раз в левое плечо. Конюший выронил меч и укрылся за Замятню, который стоял перед татарами нерушимо и бил направо и налево, уклоняясь от ударов и перебивая мечом смертоносные татарские сабли.
     Бой длился около часа, когда татары начали пятиться, оставляя на льду раненых и убитых.
     Евпатий оглядел своих воинов и понял, что долее вести бой нельзя: их оставалась совсем малая горстка.
     - Подавайся назад, братцы! - крикнул он, продолжая отбиваться от двух татарских всадников.
     Начался медленный отход. Давно воины Евпатия поднялись со льда Оки. Они приближались уже к лесу, когда увидели длинный ряд саней.
     Сани тесным кольцом смыкались перед лесной опушкой. Пробиться через это кольцо было невозможно без потери коня. Прилегшие за санями татары выпустили вдруг кучу стрел.
     Русские остановились. Евпатий покликал своих ближних. К нему подъехали Бессон, Замятня и Нечай. Кудаш истекал кровью и не поднимал головы от гривы коня.
     В это время со стороны татар выехал за линию саней всадник и громко крикнул по-русски:
     - Сдавайтесь! Живыми вам отсюда не уйти!
     Русская речь с вражеской стороны озадачила Евпатия и его ближних. Они переглянулись. В больших светлых глазах Замятни мелькнула искра догадки. Подумав, он сказал Евпатию:
     - То изменник Глеб!
     Вид убийцы рязанских и пронских князей, чьим именем пугали матери блаживших детей, потряс воинов. Проклятый Рязанью изгой и на этот раз нес русским людям верную смерть!
     После минутного колебания Евпатий крепче уселся в седле и поправил шлем.
     Он отъехал от своих. Глеб приближался ему навстречу.
     - Чей ты, храбрый рязанец? - крикнул он. - Назовись, чьего роду-племени?
     - Защищайся проклятый! - ответил Евпатий и бросился на Глеба с поднятым мечом.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004