ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Ему и в голову не приходило сейчас, что он лежит почти в объятиях своей ученицы, и что в какой ужас привела бы эта картина ее родителей. Она спала, между ними было жаркое колючее одеяло, к тому же Илья Николаевич, слава Богу, не успел снять штаны, а то это было бы уже слишком. Она все время чесалась во сне, и эти беспорядочные движения почти доводили его до безумного желания вытащить это дурацкое одеяло, скинуть свои противные штаны, раздвинуть ей ноги и... Но лишь профессиональная этика не позволяла ему перейти через эту границу.
     Вскоре ему уже казалось, что она практически лежит на нем сверху, спать в таком положении было уже совсем невозможно, и морская качка то поднимала ее в воздух, то с такой силой вдавливала их в койку, что Пирожников ощущал спиной ребра своего чемодана, стоящего под ними. Ему пришлось даже придерживать ее руками да талию, чтобы во время мгновений невесомости она не слетела совсем на пол. В этой пытке прошел целый час. Илья Николаевич вспоминал свои школьные годы и безумно жалел, что ему сейчас не двадцать лет, и думал о том, как будут встречать их ничего не подозревающие родители на Курском вокзале. В какой-то момент он все-таки не выдержал, и когда она особенно сильно вдавилась в него, потерял контроль над собой. Штаны намокли, ему сразу стало холодно и противно, но Никольская не проснулась. Потом она все-таки тоже замерзла, повернулась к нему спиной и свернулась калачиком. Ему стало ее жалко, он в последний раз взглянул на ее высокое бедро, освещенное темно-синим светом иллюминатора, а потом закрыл ее одеялом. Нет, все-таки в нем еще не погиб настоящий советский учитель и гражданин. Зато теперь, в такой позе, она лежала практически поперек кровати, и Илье Николаевичу пришлось лечь на бок и прижаться животом к ее спине, закинув край одеяла поверх их обоих, и невинно, тоже как бы во сне, положить свою правую руку на ее правое бедро.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004