ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Белл сидела, предаваясь сладким воспоминаниям, воскрешая в памяти события минувшей ночи - уже в пятидесятый раз подряд. Взяв у лакея письмо, Белл аккуратно вскрыла его и прочла:
     "Белл, прошу прощения за столь краткое письмо, но я не в состоянии сопровождать вас с Персефоной в театр сегодня вечером. Искренне ваш Джон Блэквуд".
     Белл долго изучала письмо, удивляясь его официальному тону. Пожав плечами, она решила, что у некоторых людей существует привычка выражаться в письмах сухо и формально, так что ей не следует беспокоиться насчет того, что Джон подписался "искренне ваш", а не "с любовью". И потом, совсем не важно, что он добавил не только имя ни и фамилию. Белл отложила письмо, уговаривая себя не придавать значения пустякам.
     Она пожала плечами. Возможно, Данфорд согласится сопровождать ее и Персефону.
     Данфорд действительно охотно согласился сопровождать их в театр. Однако мысли Белл то и дело обращались к мужчине, который прокрался в ее спальню прошлой ночью. Она размышляла о том, какие дела заставили его отказаться от посещения театра сегодня вечером, и предполагала, что Джон объяснится завтра.
     Но назавтра он так и не появился. И послезавтра тоже.
     Белл не просто удивлялась, она была чертовски раздражена. Ей доводилось слышать, что на свете существуют мужчины, способные использовать женщин ради собственного удовольствия, а затем бросать их, но Белл не могла причислить Джона к этой категории. Прежде всего она отказывалась поверить тому, что смогла влюбиться в бесчестного человека, и, во-вторых, что той памятной ночью стонала от наслаждения она, а вовсе не он. После двух дней догадок и ожидания Белл наконец решила взять инициативу в свои руки и отправила Джону записку с просьбой объясниться. Ответа она так и не получила.
     Раздражение Белл усиливалось. Джон отлично понимал, что она не вправе навестить его сама: Джон жил с братом, оба они были холостяками. Для незамужней леди было бы верхом неприличия посетить их дом, особенно здесь, в Лондоне. Ее мать придет в ужас, узнав о подобной выходке, а это вполне возможно, учитывая, что она может скоро вернуться.
     Белл отправила Джону еще одно письмо, на этот раз она тщательно выбирала слова и спрашивала, чем она не угодила ему, выражая при этом надежду, что он найдет время и ответит. Обдумывая письмо, Белл коварно улыбалась. Она не особенно старалась скрыть сарказм.
     А в нескольких кварталах от нее Джон со стоном перечитывал ее послание. Белл обижена - это было ясно. Мог ли он винить ее за это? После двух недель встреч, цветов, шоколада, поэзии и последней страстной ночи она имела право надеяться на продолжение встреч.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004