ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     - Сыночек, любимый мой... Не покидай меня! - взмолилась Кейт. Но глаза его уже затуманились, дыхание с хрипом вырывалось из груди. - Не умирай, пожалуйста, не умирай!...
     - Я люблю тебя, - пробормотал Питер.
     - Питер...
     - Больше жизни люблю тебя, Дэмьен...
     - Он улыбнулся, закрыл глаза и поник на руках матери.
     - Нет, Питер, нет!... Кейт несколько секунд смотрела на сына, затем осторожно перевернула тело и, затаив дыхание, обеими руками вытащила кинжал.
     Дэмьен повалил отца де Карло и склонился над ним, пытаясь добраться до горла. Он не видел, как Кейт медленно двинулась к нему. Яростный крик прорезал тишину в тот момент, когда она вонзила кинжал ему в спину. Послышался хруст костей, и Кейт погрузила лезвие по самую рукоятку. Только тогда она отступила, а крик ее эхом продолжал отдаваться среди руин.
     Дэмьен поднялся и выпрямился во весь рост. Он пытался дотянуться до кинжала. Из груди его вырывался хрип, он снова рухнул на колени, затем встал и, шатаясь, двинулся к дверям собора. Распахнув двери, он застыл на пороге.
     Несколько мгновений стоял Дэмьен, не шевелясь, глаза его лихорадочно блуждали по разрушенным стенам.
     - Назаретянин! - выкрикнул он рокочущим басом. - Где ты, Назаретянин? Ты слышишь меня?
     Как бы в ответ на призыв в дальнем конце собора забрезжил едва различимый свет, сияющий ореол, разгоравшийся все ярче и ярче. Дэмьен шагнул вперед и направился навстречу свету. Раскинув руки, он побежал. Спину жгла невыносимая боль, лицо исказилось от мучительного страдания, но взгляд его был устремлен в небо, разгоревшееся чудесным сиянием сквозь разрушенный купол собора.
     - Сатана! - прорычал Дэмьен. - Почему ты покинул меня?
     Руины эхом отразили бас, и Дэмьен рухнул на четвереньки.
     - Вот и все, отец, - прошептал он. Забери меня обратно в свой рай. -Тело его задрожало, он ничком упал на каменный пол и затих.
     Сияние становилось невыносимым, но отец де Карло впился в него немигающим взглядом. Затем он посмотрел на Кейт, склонившуюся над телом сына, коснулся ее волос и перекрестил мальчика. Кейт взяла тело Питера на руки и встала рядом со священником. Они не отводили глаз от ослепительного ореола, и по их щекам струились слезы.
     Пробил час рассвета. Противоборство завершилось. Наступала новая эра.
     "И отретъ Богъ слезу съ очей ихъ, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будетъ; ибо прежнее прошло. И сказалъ сидящий на престоле: се, творю все новое... Се, гряду скоро: блаженъ соблюдающий слова пророчества книги сей".
     Откровение Иоанна Богослова, гл. 21: 4, 5; гл. 22: 7.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004