ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Джим был так тронут, что за завтраком сумел съесть лишь несколько кусков, да и то с трудом. Искупался, оделся, взял дробовик и пригоршню патронов и побрел в рассеянности по парку. Он шел, куда глаза глядят, сперва на юг, мимо игровых площадок, разваливающихся каруселей, разрушающегося катка, и наконец вышел из парка и тихо пошел вниз по Седьмой Авеню.
     Он свернул на восток, на Пятнадцатую Стрит, и долго пытался разобрать надписи на превратившихся в лохмотья афишах, рекламирующих последнее представление в Мюзик-Холле Радио-Сити. Потом вновь повернул на юг. Внезапно звон стали бросил его в дрожь и заставил остановиться. Как будто исполинские мечи скрестились в поединке титанов. Из боковой улицы вынеслось небольшое стадо чахлых диких лошадок, вспугнутых лязгом.
     Неподкованные копыта глухо простучали по мостовой. Стальной лязг смолк.
     - Вот что копировала сойка, - пробормотал Майо. - Но что это за черт такой?
     Он направился на восток разведать, что это за черт, но загадка вылетела у него из головы, когда он дошел до квартала, где располагались магазины, торгующие драгоценностями. Его ослепили горящие на витринах бело-голубые камни. Дверь в ювелирный магазин косо свисала с петель, оставляя поход открытым, и Майо прокрался внутрь. Магазин он покинул, унося нитку подлиннейших прекрасно подобранных и обработанных жемчужин, которые стоили ему годового дохода от "Мужского разговора" (в кредит). Прогулка привела Джима на Мэдисон Авеню, где он очутился перед универмагом "Аберкромби и Фитч". Он вошел внутрь и, оглядывая прилавки, добрался до оружейного отдела. Тут он полностью потерял ощущение времени, а когда пришел в себя, оказалось, что он идет по Пятой Авеню к пруду парусников. В его руках уютно устроилась итальянская автоматическая винтовка, в сердце - чувство вины, а в универмаге на прилавке - долговая расписка: "Одна автоматическая винтовка "Косми", 750 долларов, 6 коробок патронов, 18 долларов. Джеймс Майо. В кредит".
     Когда он добрался до бывшего хранилища парусников, было уже больше трех часов. Джим вошел, стараясь держаться как ни в чем не бывало, и надеясь, что сногсшибательное оружие в его руках пройдет незамеченным. Линда сидела за роялем спиной к нему.
     - Привет, - нервно сказал Майо. - Извини, что опоздал. Я...
     Я принес тебе подарок. Эти - натуральные. - Он вытащил жемчуг из кармана и протянул ей. Тут он увидел, что она плачет.
     - Э-э-э, да что случилось?
     Она не ответила.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004