ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Да, Шийла могла напасть со своей стаей на отдельную особь, но отдельные особи всегда подвержены нападению. Разве самки человека не слабее самцов? И дети до пятнадцати лет. Человек, переваливший через сорокалетний рубеж, начинает утрачивать даже прежнюю силу.
     Однако люди правят миром, а звери сидят в клетках, чем доставляют удовольствие зевакам.
     Нет, старик опасен. Все не так просто, как кажется Галлахану.
     По какой-то причине - Шийла объясняла это инстинктом, унаследованным от тигра-людоеда, - она опасалась тщедушного старичка-азиата даже больше, чем молодого мужчину. Галлахан передал слова съеденной Тьюмалти о том, что азиат очень стар. Однако он запросто поднял молодого по лестнице.
     Когда она думала о старике, ее охватывал страх, похожий на отдаленный рокот барабанов и еще какой-то шум.
     После трансформации она не видела снов. Однако на складе, пока все ждали начала охоты в квартире миссис Тьюмалти, ей приснился сон, хотя она не засыпала.
     Это походило на галлюцинацию. В ней были запахи и звуки. В конце длинной-предлинной долины стоял человечек, казавшийся лакомой добычей.
     Однако он не был таковым. Он был спокойнее тех, кого они задрали. Он был самым совершенным из всех людей, посланным своим видом, чтобы покончить с Шийлой и ее породой.
     Китайский обед? И думать забудьте!
     Она все еще надеялась, что стае удастся сохранить одного из двоих хоть молодого, хоть старого - на развод. Однако она не исключала, что им придется отказаться от такой роскоши.
     В квартире на верхнем этаже дома миссис Тьюмалти Чиун хлопнул Римо по руке. Темнело. Три вечера подряд Чиун наводил в комнате какай-то хитрый порядок.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004