ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Римо удивило дурное наслоение Чиуна. С тех пор, как они приехали в Майами-Бич, старик был очень доволен жизнью. Он обсуждал с богатыми еврейскими дамами недостойное поведение детей. Сын миссис Голдберг, возмущенно поведал он Римо, вот уже три года не навещал мать. А сын миссис Хиршберг ей даже не звонит. У миссис Кантровитц целых три сына, все врачи, но когда ее кот простудился, ни один из них не взялся его лечить, хотя она и предложила им деньги, чтобы не быть для них обузой.
     Сын миссис Милстейн был сценаристом, и Чиун не уставал восхищаться, с каким достоинством она переносит выпавший на ее долю позор - иметь отпрыска, который пишет комедии о китайцах. Она делает вид, что даже не подозревает об этом бесчестье, говорил Чиун, и ходит с высоко поднятой головой. Замечательная женщина.
     Со своей стороны Чиун, очевидно, тоже рассказывал о собственном сыне, который отказывался носить его багаж и каждым своим шагом компрометировал отца. О том, что именно он говорил, Римо мог лишь догадываться по неодобрительным взглядам пожилых дам. Еще Чиун говорил о своем желании вернуться в родную страну и посмотреть на деревню, где родился. Он бы с удовольствием вышел на пенсию, но пока не был уверен, что сын может стать достойным продолжателем его дела. Ваш сын, мой сын, ее сын, их сын. Чиун беседовал с дамами. Если у кого-то из них и были дочери, о них речи не шло.
     Всего за несколько дней Чиун перезнакомился с половиной всех еврейских мамаш в Майами-Бич. Казалось, он всем доволен, и Римо решил, что посещение аквариума тоже доставит ему удовольствие. Он никак не ожидал такого фиаско.
     Римо пожал плечами, потом вынул из кармана рубашки желтый листок и еще раз сверился с ним.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004