ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Я поглядел направо. Двое других мужчин неторопливо удалялись от берега по соседнему, параллельному пирсу. Они шли вровень с теми двумя, которые были на моем.
     Слева-то же самое. Два движущихся темных силуэта. Можно только подивиться такой согласованности.
     Я повернулся и пошел дальше. На ходу вытащил оружие из кобуры, снял непромокаемый футляр, задернул молнию и спрятал футляр в карман. Месяц скрылся за тучей. И я побежал, оглядываясь через плечо. Три пары мужчин тоже припустились бегом. Когда через несколько ярдов я снова оглянулся, то увидел, что мужчины на моем пирсе остановились и целятся в меня из пистолетов, или мне так показалось - трудно разглядеть что-либо при свете звезд. Однако мгновением позже я убедился, что не ошибся: в мраке вспыхнули узкие красные огоньки, - хотя выстрелов не было слышно, что вполне понятно, поскольку ни один человек, будучи в здравом рассудке, не захотел бы поднять на ноги сотни крепких голландских, немецких и бельгийских матросов с барж. Зато они, видимо, ничуть не опасались потревожить меня. Месяц показался снова, и я опять побежал.
     Настигшая меня пуля причинила больше вреда одежде, чем мне самому, хотя резкая, обжигающая боль на внешней стороне правого плеча заставила непроизвольно схватиться за него другой рукой. Это уж было чересчур. Я свернул с главного пирса, спрыгнул на нос баржи, пришвартованной к меньшему, отходящему под, прямым углом, и бесшумно пробежал через палубу к рулевой рубке на корме. Укрывшись в ее тени, осторожно выглянул из-за угла.
     Двое на главном пирсе приостановились и знаками показывали своим коллегам справа, что следует зайти в тыл и, если удастся, выстрелить мне в спину. Мне подумалось, что у них довольно оригинальное представление о джентльменском спортивном поединке, но их профессионализм не подлежал сомнению. Было совершенно ясно, что если до меня доберутся - а шансов на это у них было предостаточно, - то сделают это именно так, обходя с флангов и окружая, так что единственный для меня выход - постараться как можно скорее лишить их охоты к этому маневру. Поэтому временно можно было оставить без внимания двоих на главном пирсе - им предстояло ждать, пока обходящие застигнут меня врасплох. Следовало срочно заняться тем, что происходило слева.
     Они появились через несколько секунд - не бежали, а осторожно и с виду неторопливо шли, заглядывая в тень, отброшенную рубками и палубными надстройками барж. Это было легкомысленно, если не сказать - глупо, потому что я стоял в глубочайшей тени, какую только мог найти, в то время как их довольно резко освещал снова выплывший месяц, и это позволило мне заметить их задолго до того, как они увидели меня. Впрочем, сомневаюсь, что они вообще меня видели. Один из них наверняка не видел, он наверняка умер еще прежде, чем рухнул на помост и без особого шума, с тихим плеском сполз в воду. Следующий выстрел не состоялся, потому что второй среагировал мгновенно и бросился назад, оказавшись вне досягаемости взгляда раньше, чем я успел нажать на спуск. Мне почему-то подумалось, что моя спортивная форма хуже, чем у них, однако в ту ночь умение пользоваться обстоятельствами до некоторой степени уравнивало шансы.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004