ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Она казалась горячее, чем жало паяльника, и намного-намного опаснее.
     До сих пор публика уделяла представлению гораздо меньше внимания, чем дамским туалетам. Танец мексиканских сомбреро, какие-то, тоже из Мексики, скрежещущие зубами трубадуры со своими традиционными “Кукарача” и “Челито Линдо” и, наконец, смуглый и совсем не смешной комик. Но как только на небольшое, высвеченное прожекторами возвышение для танцев взошла она, все просто обмерли. Здоровенные мужики били в ладоши с такой силой, как будто под кожу им впрыснули новокаин. Они орали и вопили во всю глотку: “Ол-ле!”, “Браво, Лина!”, “Провалиться мне ко всем чертям!” - и что-то еще, чего я не мог разобрать.
     Они ее обожали. И я их не осуждал.
     Ей было немногим более двадцати. Высокая. Шесть футов без четверти, и каждый дюйм мог свести с ума. Ярко-красные губы говорили “не приближайся” не хуже, чем задние тормозные огни автомобиля, а глаза были такой же черноты, как и собранные высоко на голове волосы. И очень стройная. Бедра - в меру полные и широкие, а грудь - высокая и тугая. Впрочем, о своей груди она, казалось, совсем не думала, хотя все присутствующие готовы были таращиться на нее не мигая. Добавьте сюда упругий живот, тонкую талию и золотистую кожу. Бархатистую и нежную, как тающее мороженое.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004