ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Это были бедлам, вавилонское столпотворение, тысяча и одна ночь, слитые воедино, и посредине - обнаженная леди Годива, правда без лошади.
     Объединенные Нации Голливуда, украшенные масками, туниками, шальварами, обтягивающими трусиками с поясами, веселились под девизом: “За лучшие отношения со служащими”, столпившись на приеме студии “Магна” по случаю выпуска эпохальной картины, которую все скоро смогут посмотреть в своем кинотеатре.
     Камеры перестали снимать сегодня после полудня последний супербоевик “Магны” под названием “Плачь, плачь”, и сейчас это событие отмечалось грандиозным кутежом.
     Что делал я? Я наблюдал за леди Годивой.
     Вполне естественно. Почти все здесь были одеты в какие-нибудь костюмы, кроме этой леди, которая совсем не была леди. Я не мог бы вам сказать, кто она. Она была в маске, закрывавшей все лицо, а я не знал ее настолько хорошо.
     Я тоже был в маске, но она не помешала многим узнать меня. Во мне шесть футов два дюйма роста и двести четыре или двести пять фунтов, так что я возвышаюсь над большинством парней в толпе. Да и ни одна маска тут не помогла бы. Из-под нее высовывался мой перебитый нос, а над ней виднелись белые брови домиком - до середины они вздергивались вверх, а потом, словно в припадке, валились вниз; их кончики были похожи на согнутые из булавок рыболовные крючки. Мои блондинистые, почти белые волосы, которые я всегда подстригаю коротко, оставляя не больше дюйма, торчали из-под надетой набекрень шляпы под стать моему костюму и выдавали меня любому мало-мальски знакомому. А тут, судя по всему, меня знали многие, хотя я и не мог узнать их в маскарадных нарядах.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004