ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ



     Сержант умирал... Через прицел “СВД” <“СВД” - снайперская винтовка Драгунова.>, которую я забрал у раненного в голову Храпуна, можно было рассмотреть лишь треть пожарной бочки, валявшейся за проломом в кирпичном заборе автобазы - на эту бочку сержант Леший рухнул минуты две назад и перестал двигаться.
     С того места, где я сидел, виднелась голова Лешего, а также его окровавленная левая рука, пальцы которой крепко вцепились в край бочки и, конвульсивно сжимаясь в последнем усилии, пытались еще хоть чуть-чуть подтащить большое сильное тело вперед, к своим пацанам.
     Правая рука у моего сержанта отсутствовала вместе с плечом - из огромной развороченной раны замедляющимися толчками высачивалась темная густая кровь, обильно орошая бочку и выщербленные осколками кирпичи.
     Я уже был не в состоянии помочь Лешему - с таким ранами люди живут не более десяти минут. Я даже не мог забрать своего сержанта и перетащить его к нам в подвал - для этого пришлось бы под шквальным огнем преодолеть примерно 70 метров по открытой местности и вернуться обратно. Семьдесят метров - это вроде бы мизер. Пятилетний ребенок пробежит такое расстояние секунд за двадцать и даже не запыхается, если по нему не будут вести кинжальный огонь с трех десятков точек... А здесь нужен был танк: ежели хорошенько разогнаться из-за здания школы, можно моментом проскочить через площадь и вломиться во двор автобазы, сокрушив кирпичный забор - гранатометчики наверняка не успеют прицелиться.
     Увы, танка у меня не было. Зато у меня имелся приказ - во что бы то ни стало удержать подвал школы, куда примерно через полчаса должны откатиться остатки личного состава блок-поста милицейского полка, задницу которого я со своими пацанами прикрывал вот уже четыре часа, не давая “духам” осуществить свой во всех отношениях безупречный план.
     В нашем деле на первом месте стоит скрупулезный расчет - если ты хочешь выполнить задачу, отбрось в сторону эмоции и переживания, в бою им не место. Расклад был таков: из 18 бойцов у меня остались лишь пятеро - остальные были убиты либо тяжело ранены. Если я с кем-нибудь на пару кинусь за Лешим, нас обязательно угрохают, потому что оставшиеся четверо бойцов не смогут качественно прикрыть наш рывок. Для этого необходим плотный непрерывный огонь по всему фронту, чтобы враг не мог прицельно стрелять. Патронов же у нас осталось аккурат для того, чтобы огрызаться короткими очередями, не давая “духам” в полный рост атаковать школу. Даже если удастся каким-то чудом уволочь оттуда Лешего, нам придется сделать еще два рейда к автобазе и обратно: с сержантом ушли двое бойцов - после залпа из подствольников я их больше не видел... Ну а коль скоро двоих из нас угрохают, останутся лишь четверо - и им предстоит держать школу минимум полчаса. А удержать ее нужно кровь из носу - в противном случае, овладев подвалом, “духи” в упор расстреляют выскочивших на пустырь пацанов с блок-поста, которые, судя по звукам боя, подходят все ближе и ближе. Можете мне поверить: вшестером противостоять тридцати стволам немного легче, чем вчетвером. Особенно если учесть, что один из этих шестерых - опытный офицер, владеющий оружием на два порядка лучше, чем его бойцы...


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004