ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Аверин постучал воблой о стол и умело, несколькими движениями очистил ее. Потом отхлебнул глоток холодного тверского пива, положил на язык кусочек вяленой рыбы и блаженно прикрыл глаза.
     В полутьме комнаты светился экран телевизора, в его глубине что-то приглушенно вещал диктор. Аверин потянулся к дистанционному пульту и прибавил звук. Говорящая голова невесело зудела что-то о Верховном Совете - главном рассаднике антирыночных настроений. Аверин нажал кнопку переключения программ. По второй показывали новый фильм, повествующий о жизни отделения сумасшедшего дома, где проходят реабилитацию самоубийцы. Отечественная пленка “Свема” придавала предметам мутновато-зеленые оттенки. На экране героиня билась в истерике, ее пытались насиловать двое санитаров. Это было новое кино - даже не чернуха, а нечто такое, что не умещалось ни в какие этические и эстетические рамки - полет освобожденного от всех оков болезненного духа.
     Щелк - третья программа.
     - О, знакомые лица, - Аверин хлопнул ладонью по столу.
     В студии учил любить родину и людей, заботиться о старших не кто иной, как Председатель фонда футбола, известный спортсмен, знатный благотворитель и главарь московской мафии Отари Квадраташвили.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004