ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Вернувшись Домой, я увидел бардак. Недаром я всегда говорил: «Дом без Хозяина - это уже не Дом». В этом здании, где мне знаком каждый уголок, я - Хозяин. Стало быть, это мой Дом. Мой, а не этого девяносточетырехлетнего идиота, который считается начальником тюрьмы, а сам забыл сюда дорогу. Только дружба с губернатором штата да связи в управлении тюрем и удерживают его в своем кресле. Я думаю, что никто из этих прихлебателей, что вокруг него вертятся, и не знает, сколько лет шефу, и я этого не знаю, и он сам, наверное, не знает. Ну и плевать мне на него! Мне даже легче работать, когда я в должности заместителя начальника. Потому что у меня тогда руки развязаны. И если б не чертов суд, в моем Доме и сейчас был бы полный порядок. Кретины!
     Устроили свистопляску вокруг какого-то ничтожества. Засунуть бы эту Сью Мэджорс в камеру к Мэнхейму минут на пять, он бы ей ноги к шее привязал ее же собственными титьками. А она рассюсюкалась: «Ну, если вы говорите, что Мэнхейм животное, то почему же его так любят все другие заключенные?» Что я мог ответить этой дуре?! Сказал ей правду: «Да потому что они... В большинстве своем они точно такие же животные, как и он. Потому что они делают все, что им заблагорассудится. Потому что не существует никаких преград для того, чтобы они сделали все, что им хочется». Как манную кашу, по чайной ложечке, я вкладывал в тупую башку этой Сью Мэджорс такие простые истины, а в это время у меня в Доме творилось черт знает что! На полу - море воды, грязь, дымятся кучи всякого дерьма, да еще динамики орут на полную мощность Козел этот, Роджерс, надул меня, я ему радиорубку доверил, а он... Охранники орут, чтоб он дверь открыл, а Роджерс, свинья такая: «Имел я вас всех вместе с конем вашим, начальником вшивым!» Они ему: «Открывай эту дерьмовую дверь, Роджерс!» А он, ниггер проклятый, еще громче звук делает, и я опять слышу собственный голос: «Тюрьма - это не загородный клуб. Я полагаю, вы понимаете, что я имею в виду? Средний срок приговора у заключенных Стоунхэвна - двадцать два года... «Охранники наконец-то выламывают дверь, и один из них с криком: «Да выруби ты этот матюгальник!» - лепит дубинкой прямо по загривку Роджерса. Будто от этого удара на весь Дом загремела моя любимая песенка «Желтая роза Техаса», но после первой же строки и она затихла.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004