ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

     Среди сторонников Петрушки тоже поднялся ропот. Иванушка-дурачок трезвонил беспрестанно в трамвайный звонок. Лишь депутат Пачкуля терпеливо ждал своего часа. Судя по всему, он близился. Отмытая рука Пачкули скрывалась под черной перчаткой. Ее ослепительная белизна должна была оставить ярчайший след в темной истории Страны Дураков. Одним ее взмахом Пачкуля отметал свое запятнанное прошлое, на которое так напирали его противники по выборам, и обретал новое имя с новой судьбой. Когда он станет Чистюлей и жертвой клеветников, никто не посмеет ему напомнить, что слово "кандидат" в переводе означает "незапятнанный". И он навсегда одурачит всех избирателей. И этим будет обязан вождю всех времен и народов гениальному товарищу Бармалею. И никому больше... А если по правде, то немножечко и себе. Самую малость! Не полагаясь на случай и острое зрение депутатов, кое-что Пачкуля предпринял на свой собственный страх и риск. После помывки, завитой и надушенный, он явился прямиком к крашеному Лису Миките. Тот всегда держал нос по ветру и первым узнавал, в какое время и в какой цвет необходимо перекраситься. Раньше пламенно красный, Лис Микита какое-то время ходил барвинково-голубым, а теперь прибавил к этому цвету еще и желтый. "Защитная окраска! порекомендовал он. - Но все зависит, в каком регионе вы собираетесь спасать свою шкуру". Он продемонстрировал запасы и других ходовых красителей. Но Пачкуля проследовал к бочке со светящейся бело-зеленоватой краской и окунул в нее по локоть обе руки. На тот случай, если с другой до голосования что-то случится. То-то будут светиться! Даже слепые кроты увидят!
     Вокруг кипели страсти. Но Пачкуля был спокоен. Он был уверен в успехе. Потому что если даже враги оторвут ему одну руку, он все равно проголосует другой. Тоже предусмотрительно замаскированной черной перчаткой.
     Пачкуля чувствовал, что становится опытным, предусмотрительным политиком. Лиса Микиту, который знал о его проделке, он решил после своего торжества расстрелять и пустить на мыло. А его шкуру подарить гражданке Шапокляк. И одним выстрелом убить двух зайцев. Опасного свидетеля убрать. А свою покровительницу - ублажить.
     Занятый хозяйственными мыслями, депутат Пачкуля других почти не слушал. Поначалу выступил Ходжа Насреддин - депутат от краев, где соловей вечно поет о своей любви к прекрасной розе. Скучно! Но глубокочтимый Ходжа рассказывал притчу. О том, как представители двух народов, большого и малого, нашли кусок золота. "Разделим его по-братски!" - сказал будто бы представитель большого народа. "Нет, лучше по-честному", - будто бы ответил представитель малого. Депутат уверял, что с этой притчей ему наказывали выступить избиратели. "Мои края богаты черным золотом - нефтью и белым золотом - хлопком, - сказал депутат Насреддин. - Почему же тогда мы нищие?!" Для особо непонятливых он объяснил, что многие о нынешнем братстве именно такого мнения. И просил решать вопрос о судьбах народов, начиная с закона о родных языках как государственных, не по-братски, а по-честному. Как и положено в сказках.


Рейтинг@Mail.ru

ONLINE БИБЛИОТЕКА
1998-2004